warning: Invalid argument supplied for foreach() in /var/www/testshop/data/www/testshop.ru/includes/menu.inc on line 743.

Благодаря серии выставок картин Н.К.Рериха в начале 1920-х годов в Америке, а они прошли, как известно, в 29 городах, его лекционной деятельности и созданию декораций к опере Н.А.Римского-Корсакова «Спящая красавица», искусство художника, его глубокие знания и личное обаяние буквально потрясли страну. Вокруг него быстро образовался круг сподвижников, заметную роль среди них играли представители русской эмиграции, готовые во всём следовать его начинаниям. А они были разнообразными и новаторскими. Это Школа объединённых искусств в Нью-Йорке, объединение художников в Чикаго «Кор Арденс» («Пылающее сердце»), международный художественный центр «Корона Мунди» («Венец мира») в Нью-Йорке. И, наконец, Музей Рериха – первый в стране, посвящённый творчеству одного художника, причём не американца. По сути неслыханное событие.

В 1923 году удалось купить здание для музея на углу 103-й улицы и Риверсайд Драйв в Нью-Йорке. И там 17 ноября того же года был инкорпорирован Музей Рериха. 24 марта 1924 года он был открыт для посетителей. Основу коллекции составили 315 картин Н.К.Рериха, затем к ним добавилось ещё 150, оставшихся после выставочного турне художника.

К этому времени сам художник, Е.И.Рерих и их сыновья находились в Индии, в Дарждилинге, и готовились к Центральноазиатской экспедиции. Период для них чрезвычайно ответственный, полный грандиозных надежд, многих свершений, порой не укладывающихся в обыденное сознание. Рерихи отправлялись на Восток, в его труднодоступные территории и страны. И это, как мы все знаем, было не просто путешествие, а нескончаемое познание новых смыслов жизни, открытие неизведанных вех истории и знакомство с культурой, обычаями, верованиями и духовными водителями населяющих эти места народов. Рерихи шли с определённой миссией, требующей от них нечеловеческих усилий. Однако каждый из троих не оставлял и своего обычного труда.

Но это всё позже, а в 1924 году, с одной стороны, Рерихи ещё жили тем, что происходило в это время в Америке – готовился к открытию Музей. Всеми силами они старались помочь своим сподвижникам советами, успокаивали, если что-то не получалось, а главное, направляли их духовно, воодушевляли и передавали указания Учителей. С другой стороны, шло знакомство с Индией, встречи с Учителем, духовными водителями Индии и подготовка к экспедиции.

Что мы об этом периоде знаем? Многое. Однако, несмотря на огромное количество книг и статей о Рерихах, а также написанных ими самими, далеко не всё. Ведь не всё, имеющееся в архивах американских учреждений, переведено на русский язык и доступно русскоязычным читателям. Из-за этого наименее изучен нашими исследователями именно этот период жизни Рерихов. Это касается и писем Е.И. и Н.К. Рерихов на английском языке, которые они посылали своим сотрудникам в Америку в период, начиная с 1924 года.

Приведу примеры. В наиболее полном 9-томном издании писем Е.И.Рерих, выпущенном Международным центром Рерихов, нет писем Елены Ивановны после 1921-го и до 1928 года, за исключением одного письма 1924-го и одного 1925 года. «Письма в Америку» Е.И.Рерих, опубликованные издательством «Сфера», начинаются с 1929 года. «Письма Елены Рерих», выпущенные издательствами «Вико», «Алгим» и «Аура» (Новосибирск), начинаются также с 1929 года. Письма Н.К. 1924 года издавались небольшим тиражом в Одессе. Но там нет писем Е.И.

Письма Рерихов этого периода хранятся в архиве Музея Н.Рериха в Нью-Йорке. Ныне они имеются на его сайте в открытом доступе. Часть из них всё же переведена. И вот недавно редакция нашего журнала «Дельфис» получила из Тамбова письма Е.И. и Н.К. Рерихов 1924 года, переведённые на русский язык Т.Ю.Водолажской и О.В.Исаевой. Ими также переведена одна из первых книг о Рерихе «Мир Рериха» искусствоведа Н.Н.Селивановой, написанная на английском языке. Ольга Валентиновна Исаева сообщила: «Тот муравей-трудяга, который предложил мне этот труд – Водолажская Татьяна Юрьевна – уже около 10 лет участвует в наполнении сайта “Рерих. Великая симфония жизни”. По всем возможным архивам музеев, галерей, библиотек она разыскивает материалы, касающиеся жизни и деятельности Н.К.Рериха. И вместе с москвичкой-пенсионеркой Ларкиной Тамарой Васильевной, которая и начала 20 лет назад создавать документальную историю жизни Н.К.Р., а впоследствии и создала этот сайт, они кропотливо собирают этот материал – по годам, начиная с детства. Сейчас они заканчивают 1923 год. Только для того, чтобы иметь доступ в архивы музеев, хранилища художественных галерей и библиотек, Татьяна Юрьевна получила второе высшее образование – культурологическое, окончив Институт культуры Тамбовского Государственного университета им. Г.Р.Державина. В архиве Ленинской Библиотеки в Москве она разыскала книгу (брошюру) о Н.К.Рерихе, написанную эмигранткой Н.Н.Селивановой и изданную в «Корона Мунди» в 1920-е годы. Книга, этот бесценный раритет, находилась там в единственном экземпляре. И мы её перевели. Н.К.Рерих в письме 12.02.24 так отозвался о ней: “Это книга фактов. Лучшая биография – это факты и итоги для пользования молодыми поколениями. Такие книги важны как вехи”».

Имя Селивановой не раз упоминается в этот период в «Записях бесед Е.И.Рерих с Учителем» и в письмах Н.К.Рериха.

Чем нам интересны эти письма? Да очень многим. Прежде всего они помогают яснее представить жизнь Рерихов в этот судьбоносный период созревания их понимания значения и величия Пути, на который они вступали. Для нас же важно и то, что тогда и сейчас перед руководством как музея в Америке, так нынешним Государственным музеем Рерихов в Москве, стоят одни и те же задачи. Тот, первый музей, рождался далеко не в благоприятной обстановке. Были и противники, и предательства, и недоброжелатели. И сейчас происходят аналогичные вещи. На подготовку экспозиции в те далёкие годы отводилось немного времени, да и главных основателей Музея не было рядом. Поэтому те наставления и советы, которые адресовали Рерихи в этих письмах своим американским сотрудникам, могут быть полезными и сейчас.

А кроме того, есть в этих письмах и первые впечатления Рерихов от Индии, описание путешествия в Джайпур и Амбер, а также некоторые подробности их жизни в Дарджилинге. И, конечно, Послания Учителя.

Н.А.Тоотс, главный редактор журнала «Дельфис»

О чём писали Рерихи из Дарджилинга


(Письма Н.К. и Е.И. Рерихов из архива Музея Николая Рериха в Нью-Йорке)

1 января 1924 г.

Письмо Е.И. Рерих к сотрудникам (Нью-Йорк).

(машинопись, перевод с английского)

 

1 января, 1924 г..

Дорогие и любимые!

Сегодня начался так сильно ожидаемый год – мы посылаем вам нашу радость, любовь и все лучшие пожелания. Я пишу из отеля, но передо мной вид Канченджанги, позади её пиков – Святой Ашрам.

 

 

Н.К.Рерих. Канченджанга. 1924 г.

 

Я пишу вам, что было дано сегодня М.М.:

Янв. 1. «Христос сказал Будде: “Негоже Самим Храмы строить, Самим на колокольне звонить. Брат Будда, собери тех людей, которые могут третий глаз возжечь, помоги им пустыню пройти, надели их достатком строительным, чистую звезду перед ними зажги, воздай меру доверия. Пусть Храм вознесётся руками человеческими, чтобы было куда войти Нашему Собору. Удумаем, куда посадить строителей, какою мерою честь воздать тому, кто за Нас на весь Мир позвонил. Быть тому в Звенигороде”. Записана Заповедь Христова 1 января в 1924 году перед великою горою. Заповедь пошли призванным каменщикам. Замечай нити великой пряжи. Твёрдым сознанием горы перейдёте».

Янв. 2. «Удар, удар, удар минует Мою дочь. Чувствую удары по щиту в Америке. Укажу на удар, направлю удар для пользы Учения – так запиши сегодня. Моему Учению нельзя нанести вред. Вижу невежество клеветников. Жестоко разобьют лбы, но дайте им время.

Когда приближаемся к заповедям Христа и Будды, что нам пыль порога. Раковина устрицы без её содержания».

Любимые, я пишу мало, потому что мы заняты переездом из отеля в дом. Было дано задание найти дом, приготовленный для нас, и, конечно, я сразу нашла жилище. И вы можете себе представить наше радостное удивление, когда, придя к агенту и указав ему на выбранный дом, мы услышали от него, что десять лет назад в этом доме в течение трёх лет жил Далай Лама, спасавшийся бегством от китайцев, и с тех пор никто не жил там. И особенно был подчёркнут тот факт, что он остался в живых. Затем было сказано найти комнату, где были повторены Его послания, и она сразу почувствовалась. Я преобразую её в <…> и буду работать и писать там, потому что эта комната предопределена мне.

 

Н.К. и С.Н. Рерихи возле дома, где жил Далай Лама. 1924 г.

 

Каждый день приносит новые знаки, новые нити вплетаются в великое полотно. Вчера очень известный и уважаемый учитель хинди, который живёт здесь, ученик великой Йоги, послал проф[ессору] Р[ериху] в качестве подарка свою книгу о философии Веданты. Завтра проф[ессор] Р. идёт увидеться с ним.

Сожалею, что я должна закончить письмо. О всех красотах, обо всём я напишу подробно, как только буду иметь несколько свободных минут. Обнимаю вас всех, мои любимые. Радостно получать ваши письма, чувствовать всех вас такими выдержанными.

Я сожалею об одной вещи, что о многом не могу писать, так как ваши письма приходят открытыми.

 

2 января 1924 г.

Письмо Н.К. Рериха к сотрудникам (Нью-Йорк).

(машинопись, перевод с английского)

 

Дорогие и любимые. Я даю вам наш адрес. Вне круга его никто не должен знать. Снова получили ваши прекрасные письма. Не получив ещё ваши вопросы, я уже написал, что сейчас нужно писать о Музее в Россию и везде, куда можно и прежде всего тем, с кем мы ведём переписку. Вы получите журнал Welfare со статьёй – можно цитировать статью без упоминания имени автора. Пошлите статью в <New Siegrist>. Будет интересно получить почтовые открытки и фотографии. Можно было бы продать открытки в Индии.

Завтра мы переезжаем из отеля в указанный дом. Перед домом – Гималаи и справа видна дорога в Лхасу. Всё это так грандиозно, что даже самая большая клевета становится неважной.

Я уже имею план серии [картин] «Его страна» – всё на фоне Гималаев. <…> Учитель хранит нас от разных случайностей, даже наше имя в отеле было написано неправильно, но, увы, только что был звонок по телефону от русской леди – невозможно скрыться. Какие сегодня были предупреждения от Учителя. Несомненно, вокруг больших дел много клеветы. Это лучшее мерило работы. Мы целуем вас всех. Всегда с вами.

Статья об открытии Музея может быть послана директору музея в Мадуре, адвокату Мукерджи, адрес которого я послал вам в прошлый раз, м-ру Ван Маанену, Азиатское общество, с просьбой разместить её в журналах. В статье нужно подчеркнуть 24 марта и Нью-Йорк. Для Индии нужно отметить, что в школе рядом с моим бюстом стоит Тагор и что я сейчас в Индии.

 

7 января 1924 г.

Письмо Н.К. Рериха к сотрудникам (Нью-Йорк).

(машинопись, перевод с английского)

 

Ещё одна линия, чтобы протянуть более длинную нить вселенского невидимого союза. Посылаю заметки на 2 адреса, Лондон и Калькутта. Нужно скорее начать писать о музее.

Мы сейчас не уверены, все ли ваши письма доходят до нас, чтобы им дойти, нужно пересечь гору. Сейчас известно, что Далай Лама искал уединения и вида на Тибет. Поверх всех холмов перед нами стоит стена Гималаев, отделяющая Тибет от Индии. Как утомительны вопросы: вы собираетесь в Тибет? Сейчас известен Лама Мингюр, старейший из живущих здесь, очень известный астролог.

Имеется много знаков. При переезде в дом мы простудились, и было послание, что нужно активно дышать.

 Насколько эти места нам ближе, чем пыль Бомбея и Калькутты.

Мы посылаем заметки о серебре. Целуем вас.

Mark`у Wilinkin`у можно написать о размещении статей и т.д.

 

12 января 1924 г.

Письмо Н.К. Рериха к сотрудникам (Нью-Йорк)

(машинопись, перевод с английского)

 

Янв. 12. 1924. Дарджилинг.

Мои дорогие и любимые. Если вы утонули в подробностях размещения, то и у нас есть свои собственные хлопоты по устройству. Сделать жилым дом, в котором никто не жил в течение нескольких лет, не так просто. Как и во всём мире, над электричеством можно только подшучивать, замки не работают и рамы кривые. Чтобы привести всё это в порядок, приходят люди в самых странных костюмах – электрик без брюк, в шали, кузнец в невероятном тюрбане; повар, задрапированный в простыню, и всё это говорит, по крайней мере, на восьми языках, совершенно не родственных или похожих друг на друга. И через весь этот жизненный вихрь звучат величественно высокие знаки, и мы особенно радуемся, видя, что у вас также, несмотря на все детали организационных хлопот, дух ваш растёт и подробности жизни вас не беспокоят, но [идёт] ценное накопление знаний и опыта. И так идите, подобно львам, и знайте, что каждый шаг преданности и любви добавляет доверию к жизни ещё одну привлекательную величину.

Вначале мы все простудились, потому что температура на 7000 футах зимняя, хотя всё в зелени и рододендроны в цветах. Я начал писать статью, которую закончу после путешествия по монастырям и пошлю вам. Было бы хорошо разместить её в Hearst`s International, что сделает её значительней. Копии статьи на русском пошлите Яруе [В.А.Шибаеву. – Ред.], Гребенщикову и Шкляверу. Они разместят её.

Я уже писал вам о монастыре, где есть чудо самонаполняющейся чаши. В другом живут только отшельники и обитатели пещер. Вчера я спросил Ламу, правда ли, что скоро будет торжество Духа? Он посмотрел на меня и сказал: «Таковы пророчества». Но никого не обидим, будем жить осмотрительно.

Очень скоро я начну мои картины. Через восемь дней прибывают краски и холсты. [Картины серии] «Его страна» разделены на три части: Жемчуг исканий; Сожжение тьмы; the Pearls of Searches Бог даст, вы увидите их в Америке. Итак, идите львами, любимые. Какая радость творить и Создавать.

Я писал Яруе, что ему следует шире развивать круг World Service (Всемирных связей. – Ред.) – возможно попросить заём у Латвийского правительства на издание «Гида путешественника по курортам и древним городам». American Express потребовало от него 2000 франков за транспортировку пароходом ящика книг из типографии – это настоящий грабёж, потому что наши тринадцать тяжёлых чемоданов через Cook`а стоили от Парижа до Бомбея 1700 франков. Теперь [понятно] почему транспортные компании имеют дворцы. В Индии Cook делает прибыль от 40 до 100 процентов. Согласно последним указаниям приезжает в Америку Тарухан [Г.Д.Гребенщиков. – Ред.] – [В.В. – Ред.] Завадский может прибыть позднее. Очевидно, готовится большое общее серебряное предприятие. Конечно, давайте не будем спешить, потому что всё даётся вовремя. Только не испортить поток благословений, который теперь направлен к каждому из нас. Мы в восторге, что в Америке было всего лишь несколько заметок о Музее – сердиться не нужно, но по всей зарубежной прессе и в Россию можно разослать множество статей в журналы и газеты, и особенно через всех наших подписчиков и носителей знака. В Америке все действия без риска и только через друзей.

В гостиной лучше не вешать никаких картин из музея, также и в фойе. Если специально назначенного места будет недостаточно, лучше [развесить] в больших классах. Перед продажей книги Селивановой, хорошо пригласить её провести по этой книге лекцию в школе. Хорошо, после Беллоуза, пригласить Рокуэлла Кента провести лекцию о его путешествии в Патагонию. В любом случае, он лучший американский художник и его имя интересно заполучить в школу. На этот год одного конкурса Atlantis достаточно.

Предложите Гребенщикову написать статью об идее Музея. Она может быть использована повсюду. Я не думаю, что Гребенщиков станет назначать цену. Он проходит не как иммигрант, а как приглашённый преподаватель школы.

 

Дорогие и любимые.

Посылаю вам список, куда послать обе книги для рецензии. Было бы хорошо послать мисс Мери Гарден из Чикагской оперы с персональным письмом от Логвана [Луис Хорш. – Ред.] и с приветствиями от проф. Р[ериха]. с Гималаев. Мы подумали о замене учителей и, действительно, все деспотичные люди должны быть поставлены на место. Если Штернер уедет, на его место придёт новый и молодой. Так же, как и Зак смеялся над сообщениями о Сибири, а теперь вы видите, как расширился его горизонт. Всё будет хорошо и огромно, только бы довести всё до своего конца.

Список, чтобы послать приглашения о Музее, а также о выходе книг. (Смотри дополнительные листы).

Я хочу иметь визитку с напечатанной на ней информацией о выходе книг и послать список друзьям.

Шибаеву пошлите легенду целиком. Чахембула [Н.В.Кардашевский. – Ред.] сделал большие шаги и приносит мне радость своими письмами. Он много пережил.

Как было сказано, поистине мы тихо отплыли с последней лодкой. После этого сразу прошли ужасные штормы от Англии до Арабских морей, и много кораблей погибли, тогда как мы плыли по тихому озеру.

 

13 января 1924 г.

Письмо Е.И. Рерих к сотрудникам (Нью-Йорк)

(машинопись, перевод с английского)

 

13 Янв. (М-м Р.)

Родные и любимые.

Уже прошла неделя, как мы живём в доме Далай Ламы. На второй день, как мы переехали сюда, я заболела и слегла. Сырость нежилого дома сказалась на всех нас, до сих пор мы все кашляем и чихаем. Как только мне станет лучше, я пришлю фотографии дома и вид Гималаев. Мы ещё не писали вам о наших путешествиях. Я начну с Джайпура. Джайпур в Раджпутане, это столица махараджей Раджпутана. Это сказочный город, окружённый парковой стеной, весь ажурный, похожий на розовую, с бледно-вишнёвым оттенком жемчужину. Широкая улица – целая гамма тонов в движении – магазины с распахнутыми дверями расположены рядами, много разноцветных тканей и ковров, ослепительно сияет медная посуда самых разнообразных форм; люди стройные и прекрасные в своих богато расцвеченных одеждах и красивых тюрбанах; верблюды шествуют размеренным шагом, разрисованные и украшенные слоны издают дрожащий звон колокольчиков на их покрывалах, и здесь же, посередине улицы, двое мужчин, растягивают, как транспаранты, многоцветные ткани, прохаживаются туда-сюда и сушат на солнце и ветру свежеокрашенную одежду. Для нас всё это выглядело как праздник, для них – привычным зрелищем. Очень интересны их двуколки – на двух высоких колёсах, украшенные и инкрустированные порой чистым серебром. Но, несмотря на всю их привлекательность, мы не рискнули испытать их. Потому как сидеть на них полагается в индусской манере, со скрещенными ногами. Но мы не акробаты и предпочитаем европейское удобство – автомобиль, который здесь используется только туристами.

 

Н.К. и Е.И. Рерих на слоне во время путешествия по Индии

 

Как город, Джайпур – небольшой, не больше нашего провинциального города. Жизнь здесь патриархально тихая. Европейская культура едва ли коснулась этого уголка, потому что он находится только под её протекторатом. После захода солнца, никто из населения не рискует выходить за стены города, потому что тигры начинают свои ночные обходы.

Изумляет множество дворцов. Через каждые два дома третий – дворец, и все действующие. Я постараюсь найти несколько фотографий, сделанных мальчиками, хоть и не очень хороших, но всё-таки они дадут вам представление. Из строений совершенно замечателен розовый дворец, называемый Тысяча окон, построенный одним махараджей для своей жены. Вы увидите его на фото.

 

Джайпур. Дворец Тысячи окон (Дворец ветров)

 

Затем весьма удивительна астрологическая обсерватория, которая занимает громадную площадь; только, к сожалению, нет почтовой карточки с ней. Это какая-то футуристическая конструкция из лестниц, меридианов, башен – производит впечатление очень современной театральной постановки в духе доктора Калигари1. Астрологию здесь чрезвычайно уважают, так же как и в Тибете.

 

 

Джайпур, обсерватория, 1925 г.

 

Джайпур, обсерватория, современный вид

 

Из Джайпура мы сделали экскурсию в Голтапасс – Храм обезьян. Вам нужно взять автомобиль, чтобы добраться до подножия горы, затем предлагается забраться на слона, потому что извилистые восхождение и спуск очень крутые. Пересекая горы, мы не могли сдержать возгласов восхищения от самого неожиданного зрелища. Посреди ущелья между горами стоял сверкающий пурпуром и золотом дворцовый замок, словно вырезанный из слоновой кости с огромным количеством ажурных беседок и башен. С противоположной стороны горы стекал ручей и наполнял мраморный бассейн, мраморные лестницы спускались на террасы к этому дворцовому замку.

 

 

Джайпур. Храм обезьян

 

Я не могу описать всю сложность отдельного строения. Возможно вы разглядите что-нибудь на фотографиях, хотя они не дают полноты объёма, завершённости и красоты целого. Жаль, что главное население этого дворца – обезьяны, совместно со своими соседями тиграми, не позволяют вам наслаждаться и продлить слишком надолго ваше пребывание в этом месте. Эти священные обезьяны постоянно разделяемы на два враждующих племени, и сегодняшние служители, со всем почтением к потомкам Ханумана и с большой охотой, устраивают бои между ними для забавы иностранцев, и, когда опасность становится слишком большой, они разгоняют их с помощью очень длинных бамбуковых кнутов. Наши проводники очень нас торопили вернуться в город, потому что было уже четыре часа, а после пяти тигры выходят на охоту. На обратном пути проводник указал нам на место, где день назад, в это же время, тигр напал на стадо и утащил козу. Там всё ещё следы крови. После этого жуткого рассказа, нам очень захотелось оказаться внутри стен города.

Наше следующее путешествие из Джайпура было в Амбер, без сомнения, это самое красивое из всего, что мы видели. Конечно, природа добавляет много красоты этому месту.

 

Амбер. Дворец, где родилась Джодбай

 

Амбер и старый дворец, где родилась Джодбай [Одно из воплощений Е.И.Рерих. – Ред.], царственная жена Акбара, стоит на холме в живописной долине, окружённый цепью холмистых гор, на вершинах которых вы можете видеть на мили и мили стены островерхих розовых фортов. Сам дворец цвета слоновой кости, частично из мрамора, построен над искусственным озером так, чтобы полностью отражаться в нём. Великолепие архитектуры с величественными пропорциями арочных ворот, которые вы видите, когда спускаетесь на слоне во дворец. Неожиданные панорамы, которые вы обозреваете, арки, роскошь, изысканность строения очаровывают вас полностью. Реальность исчезает в пространстве, и вы живёте всем своим существом в прекрасном и таком романтическом прошлом.

Истинно, трудно представить что-нибудь более романтичное, чем Амбер с его необитаемым дворцом. Внутри дворца прекраснейшая резная работа стен и окон, мраморные умывальницы со специальным устройством для горячей воды, резервуары с ароматной розовой водой, висячие сады украшают орнаменты и зеркальные залы, где канделябры отражаются тысячами огней. Мы видели двор, отделанный белым мрамором, куда приходили для турниров принцы – женихи для раджпутанских принцесс.

(обрыв письма)

 

[13-15] января 1924 г.

Письмо Н.К. Рериха к сотрудникам (Нью-Йорк).

(машинопись, перевод с английского)

 

Дорогие и любимые.

Сегодня хочу ещё раз сказать, как дать возможность делу воплотиться в жизнь. Сколько бы вы ни поливали дерево, до тех пор, пока его корни не станут сильнее, оно всегда будет чувствительно к бурям. Поэтому я хочу сказать о школе и музее – пусть они прорастут в жизнь; пусть музей откроется без шума, основательно, не вызывая раздражения тёмных. Через экскурсии школ, клубов, организаций они прорастут в жизнь. Заметки по большей части в иностранной прессе, но, даже, если они будут небольшие, значит так нужно, и теперь нам сказано заниматься картинами и сидеть очень тихо, без шума. И действительно, обстановка очень неустойчива. Что произошло с франками? Вы помните, как было давно сказано не менять доллары на иностранные деньги; и фунты? И в самом деле – новая волна событий и, как обычно, в новом русле. И Китай, и Афганистан. Здесь необходимы гармония и соизмеримость, [действовать] активно и чутко, и не получая врагов в орбиту вращения. Так же мы все знаем, что враги часто полезны.

Желательно, чтобы Тарухан не откладывал свой приезд; снова было сказано о нём, и мы оба чувствуем, что он и его жена будут полезны. Можно ли дать его первую статью Роджерсу? Вы видели Роджерса? Как он себя проявляет? Отдал ли Ланцелотти два моих костюма в Чикагский инст[итут] искусств. Как идёт отправка книги Учителя в магазины? Храм [Человечества], Теософское общество, Келлогу, в Философический, так же в отд[елы] Mэйси и Брентано. Теперь, получат ли книгу на русском в Каменце?

Как точно было сказано давно, что Индия для нас только эпизод – так и есть. Наш путь много севернее. М-м Рерих скоро вам напишет замечательную местную легенду. Уже сейчас мы видим, как вы обрадуетесь многим знакам в ней. Торренсу пошлите «Адамант» и «Мир Рериха» для отзыва. Я думаю, он напишет лучше, чем Старк Янг. Также Босуэеллу. Нас не удивила лекция Беллоуза; все сухие листья отшелестят и будут унесены прочь ветром, но нужно время. Возможно ли, чтобы ящик с книгами и тесьмой был застрахован на 15 000 долл., конечно, такая сумма всегда вызывает подозрение для обыска. Вы помните видение миссис [С.В.]Шафран? Если Бэйфилда заменят молодым, будет счастье. Мы представляем, как торговцы, большие и малые, будут ходить на задних лапках, обнюхивая К[орону] М[унди], но вы проявите мудрость, достойную Востока.

 Мы посылаем вам самые сердечные поцелуи. Духом с вами.

Наши простуды становятся меньше, но вы не утомляйтесь, особенно Порума [Нетти Хорш. – Ред.]. Скажите Мерриту, что я пишу для него большую статью. Ему и Народному приветы. Можно дать ему такую заметку: «Рерих и его семья в настоящее время живут на севере Дарджилинга, где раньше жил Далай Лама. Рериховская группа собирается посетить буддийские монастыри в Сиккиме, художник начинает большую серию картин».

 

Н.К.Рерих, Е.И.Рерих и Ю.Н.Рерих в Сиккиме. 1924 г.

 

Я также всяческими способами подталкиваю Ярую быть шире и пробовать неожиданные пути. Добросовестность иногда связывает его. Конечно, это хорошо, но исследователи должны быть иногда неожиданными. Хорошо, если это будет не напрасно. Спросите его, получил ли он сообщение от моего брата Бориса. Напишите ему так, чтобы он мог переслать это письмо моему брату.

Только что купил удивительную тибетскую картину за 100 рупий. В Н[ью] Й[орке] она будет стоить от трёх до пяти сотен долларов. Юрик пишет точное описание. Конечно, если за Эль Греко просят 80 000$, во что могут быть оценены приобретения К[орона] М[унди]. И сначала люди попытаются понизить цены. Дьювин постарается заслать агентов. Где Бринтон? Разве не стоит показать ему коллекцию К.М.? Разве не напишет он статью для «Ярмарки тщеславия» за две или три сотни. Рискованно, не трогайте. Для Atlantis хорошо пригласить Крауниншильда или миссис Патёрсон. Намекните Бринтону, что у меня есть несколько хороших идей для будущего.

Где-то сокрыты работы Судейкина, Григорьева, Анисфельда.

 

18 января [1924 г.]

Письмо Е.И.Рерих к сотрудникам (Нью-Йорк).

(машинопись, перевод с английского)

 

Родные и любимые,

 Сердце не может вместить всю красоту, которая окружает нас и всё, что мы получаем. Сколько раз в день я так горячо желаю поделиться этим с вами и увидеть ваше изумление и восторг.

Сокровищница наполняется больше и больше. Нельзя описать это в письмах. Мы уже писали вам с парохода. Мы уже получили посланные вами статьи о Монгольской Легенде из «Сенчури» и взамен рассказываю вам легенду, которую мы слышали не от Учителя <…> , а от авторитетного человека, местного жителя.

Во всех буддийских книгах, во всех древних индуистских легендах упомянута легендарная гора Меру и сказочная страна Шамбала – эта легенда подтверждает существование этой сказочной страны и её владыки благородного происхождения, чьё имя означает Владыка Истины. В царстве этого владыки есть высокая башня, и на её верхушке огромный бриллиант, который освещает своими лучами всё пространство. Согласно этой легенде, в будущем должен прийти могущественный владыка из народа, не буддист, и его помощники будут духами высочайших инкарнаций, во время его правления явится Сам Владыка Мира.

Некоторые Таши ламы были в Шамбале в астральных телах. Один из них даже написал книгу, в которой описал своё пребывание в этой сказочной стране. Было также сказано, что один из монгольских Великих Учителей, разговаривая с учениками, имел привычку неожиданно исчезать. Его призывали Великие Учителя, и по возвращении он передавал им то, что ему было разрешено. Нам очень нравится описание Башни и огромного бриллианта.

Только что мы получили ваши письма, родные. Сколько радости! Мы радуемся, что сухие листья быстро уносятся прочь. Плохо, когда они долго остаются на ветках. Вы очистите место от старого. Не бойтесь, новые уже направлены и приблизятся в срок. Забота о вас постоянна. Главное – это мужество и терпение. Это есть понимание сроков. Поэтому теперь мы должны [приступить] к выполнению приказа, сидеть целый год как в панцире, кроме выполнения серии картин, никаких других действий и проявлений. Мы делаем это с удовольствием, потому что организм очень ослаблен и нуждается в хорошем очищении после городских испарений. Уже вторую неделю мои гланды в жестоких спазмах и [у меня] приступы кашля, но, как было сказано, главное – очистить гланды. Я хочу сказать, касательно открытия Музея. Если вы хотите говорить или писать об открытии, будьте правдивы. Не унижайте себя, говоря, что музей открылся из-за получения тысяч писем и т.д. Имейте мужество сказать, что это делается группой друзей и, в случае вопросов, не забывайте о себе и не скрывайте, что около вас есть ещё семьдесят семь друзей, чьи имена не могут быть опубликованы. Это правда. И прозвучите более внушительно, чем все сентиментальные выпрашивания поклонников неизвестного достоинства. Реклама о событии такой важности в будущем не нужна. Не бойтесь атак. Вы знаете, что вы делаете, но атакующие слепы. Откройте музей с достоинством и без дешёвой помпы. Вы знаете, но не они. Не безымянной толпой <…..> очень много. Это звучит внушительно и хорошо. Очень, очень скоро можно будет понять его, и это постепенно придёт.

Мои родные, мои любимые, если бы только вы могли видеть рост своего духа, какой бы радостью наполнилось бы ваше сознание. Мы видим и радуемся. Будьте всегда такими едиными. Решайте все вопросы только вместе. И постепенно ошибки исчезнут. Мы радуемся приезду Гребенщикова. Всем своим существом я чувствую его огромную важность для будущего и для новых дел в Америке, которые обязательно начнутся до нашего отъезда. Это на ближайшие два или три года. Я очень прошу Логвана обратить самое серьёзное внимание на Тарухана: он будет полезен для него на Аляске, где такое количество серебра. Если он и не аристократ, то сейчас он принадлежит к высочайшей аристократии духа. Его мышление прекрасно и вмещает широкие горизонты. Он уже чувствует размах своих крыльев, и его полёт будет мощным. Всё, что будет сделано для него, будет возвращено сторицей. Завадский может подъехать позже. Я ему сочувствую, у него тяжёлый багаж. Нет необходимости торопить его с приездом. Я часто думаю о Поруме. Боюсь, не утомляется ли она. Двадцать восьмое дек., послание Учителя: «Научи Поруму не трогать старых вещей в её доме. Старые вещи, принесённые в её комнату, предпочтительно заменить новыми и цветами. Для неё лучше иметь возле себя новые вещи. Пусть повесит “Сам вышел”».

Мои родные и любимые, я обнимаю вас всем своим сердцем. Вы непрестанно в моих мыслях. Каждому из вас шлю любовь и заботу.

 

[18-20] января 1924 г.

Письмо Н.К. Рериха к сотрудникам (Нью-Йорк).

(машинопись, перевод с английского)

 

Проф. Р[ерих].

То, что вы пишите о нападениях некоего Келлера в Филадельфии, очень типично. Обычно эти отрицающие элементы ничего не видят и ничего не слышат. О картинах самого Келлера тоже ничего не слышно. Если для нового каталога будут сделаны уменьшенные иллюстрации Легенды и Чуда, наверное будет хорошо издать брошюру на иврите с семью статьями о Мессии для Польши, Галиции и России. Можно указать, где в настоящее время находится изображаемое, но публикация не должна исходить от наших учреждений.

Мы получили интервью Логвана. Очень хорошее. На такой широкой основе всё представляется значительным и несомненным.

<…> Мы порадовались объединённому с миссис Шафран сознанию. Кольцо Френсис [Гранд] – знак постоянного наблюдения за движением духа. Оно замечательное. Желательно быть осторожными с Фельдманом. Прежде он был плохим художником и весьма плохим. Во что он превратился сейчас, я не знаю. Гребенщиков пишет, что [А.В.]Руманов стал делать хорошо то, что раньше портил. Делает ли он это только от страха или от осознания – этого я не знаю, но как только он начал делать хорошо, его работы сразу стали улучшаться. Поистине, мы сами несём в себе барометр нашего благополучия. Как легко будет людям принять это, и как выгодно. Но глаза и уши всё ещё плотно закрыты.

 

Проф. Р[ерих]. 2.

Дорогие и любимые, я прошу вас перевести тихо, по библейски, и разместить это в Heart`s International of America или Century, где лучше примут. Просите хорошую оплату. Тагор получает $500 за маленькую статью. Копию английского перевода пошлите Рапикаволи для итальянской прессы. Напечатайте русский текст в четырёх экземплярах и пошлите Яруе, чтобы он поместил в Латвии и Германии, Шкляверу для Vie des Peuples, Гребенщикову, чтобы отдал м-м Савидской и Чистякову в Харбин, Пекинская, 42. Вторую английскую копию послать Гордону Боттомли для Англии, и, когда она будет опубликована в Америке, можно будет цитировать из неё и послать её в газеты. Я надеюсь, эта статья дойдёт до вас не вскрытой и в целости. Русский оригинал храните в архиве. Будет вторая и, возможно, третья глава. Я прилагаю план выступления для Логвана, в этом же стиле. Но возможны изменения. В этой статье вы найдёте много мыслей, которые покажут вам, как мы живём. Для вас эта статья – простое письмо от нас с рассказом о нашей жизни. Если окажется слишком длинно для журнала, вы можете поделить её на две статьи, но не сокращайте её, потому что в ней нечего сокращать. Нельзя сказать об этом короче.

Вчера было сказано о лестнице Иакова: «Помните камень под головой».

Наша простуда прошла. Берегите своё здоровье. Духом с вами.

 

[ 25 ]января 1924 г.

Письмо Н.К.Рериха к сотрудникам (Нью-Йорк)

(машинопись, перевод с английского)

 

Проф. Р[ерих].

Дорогие, относительно изменений в штате учителей, я вспоминаю мои двенадцать лет в школе. Из шестидесяти трёх каждый год менялись от трёх до семи. Тому было много причин. Момент ухода мы всегда старались сгладить для того, чтобы уменьшить враждебность. Очень часто нам это полностью удавалось.

Пусть Грёб[енщиков] принесёт наше совместное фото. Можно взять цитату из статьи Бальмонта и сказать американцам от прибывших самые лучшие слова современного русского писателя. Вот так.

Горький теперь ничего не пишет. Мережковский стал старым. Куприн пьёт очень много, и его последние работы неубедительны, а Бунин мелок. Кто ещё?

А мы каждый день имеем новые знаки. Всё для будущего. Дорогие и любимые, будьте твёрды. Грядут великие годы, 1924 уже наступил.

Духом с вами.

 

Я сейчас пишу вторую часть статьи. Разве не будет хорошо перевести её на иврит? После американских журналов почитайте о пророчестве Захарии. Конечно, вы поймёте, что за Иисус имеется там в виду. Обратите внимание на камень перед Иисусом и на северную страну. В Тheosophist`е говорится о камне Друидов, который был принесён ими из Англии.

Вы пригласили Барроуза из Детройта, чтобы увидеть К.М. и ради покупок для Музея[?]. Портрет <Finaldn Kasimir Sarbonnier> (1818) актуален для Англии. В Париже в Церкви инвалидов есть его фрески. Портрет явно этого художника.

Мы все желаем вам здоровья и сил. Помните, как в Библии пророк Даниил ослабел после видения. Потому миссис Д. должна проявить о себе бо́льшую заботу. В приглашениях от К.М. не стоит упоминать других видов деятельности. Иначе можно перечеркнуть исследования. Лучше пригласить на выставку.

Можно ли получить аванс от Крейна на книги Гребенщикова. Было бы так хорошо, если бы он помог ему. Это было бы лучше сделать, когда Греб[енщиков] приедет. Только бы этот Крейн не отправился путешествовать слишком далеко. Гребенщиков пишет о двух русских подрядчиках-строителях, которые получают послания в Париже. Было бы интересно раздобыть их адреса и дать им книгу. Не для Сибири ли они? Чахембула пишет об интересной лекции, показывающей климатические изменения в Сибири. Он пишет хорошие письма. Всё ещё имеет трудности в семейных делах (это секрет).

 

25 января 1924 г.

Письмо Е.И.Рерих к сотрудникам (Нью-Йорк)

(машинопись, перевод с английского)

 

Родные и любимые, итак, могу сказать вам – горы. Не знаю, с чего начать. Иногда хочется просто передать вам не впечатление и новую информацию о нашем пути, но то, всегда чудесное, что окружает, чем наполнена атмосфера нашего дома, всё, что мы черпаем из великой в своей простоте религии Будды и глубины всё ещё не понятой Библии, это вытесняет всё остальное. Мы читаем Библию с новым пониманием, и наше изумление бесконечно. Мы всё это отметим и пришлём вам, и поэтому, прежде всего, я даю небольшой отрывок из Учения М.

«I. Плотность материи препятствует всякому опыту духа. Это касается как людей, так и всей природы. Для доступа надо расплавлять материю; при расплавлении получается особый газ, ассимилирующийся с субстанцией духа. У человека центры нервов выделяют газ при всяком экстазе счастья или несчастья, и так получается уже мастерская духа. Потому неблагополучие называют посещением Господа, а всякое сонное житьё – смертью духа. В природе экстаз являют: гроза, землетрясение, вулканы и приливы; такая же мастерская духа начинает работать, потому благословенны все искры экстаза. Будучи расплавлена, материя поддаётся улучшению и даёт новые формулы. Вместо известных изысканий достаточно отразить элементы в наших зеркалах и накоплять новые формулы. Тогда остаётся вторая часть работы, чтобы терпеливо и вовремя дать их людям. По огням экстаза бродит Наш Луч, стучась в сердце. Где оно, счастье или несчастье, открывшее вход? Но, прикасаясь к уже расплавленной материи, чуете пульс Земли, и сердце должно выдержать тяготение. Те, которые примут участие в этой работе, должны беречь сердце. Потому Говорю, родные, берегите сердце, всё остальное починить легко. Оно представляет материю, тогда как нервы подлежат духу. На стук духа открывается дверь солнечного сплетения. Но каждый стук материи – это удар [по сердцу]. Каждый, желающий соприкоснуться с формулою материи, должен беречь сердце. Медицина Наша учит, как дыханием бронировать сердце.

II. Эманация нервов невесома, необоняема, незрима, ибо она от духа. Продукт сердца – кровь, со всеми измерениями Земли. Потому когда говорят, надо почувствовать сердцем, это значит, надо применить к земному плану. Единым мостом между пониманием духа и принятием Земли являются белые [кровяные] шарики. Но вы знаете, какая битва сопровождает их существование. Белые шарики подвержены силам Земли и несут знание духа. Не кажутся ли они вам Белыми Братьями? Потому так трудна гармония на Земле. Вопрос: не значит ли это, что анемичные люди более духовны? Часто да. Но для работы в месте, где дух сошёл в материю, нужно иметь условия обоих планов. Нельзя удаляться от Земли и надо пребыть в духе. Для одоления земных формул надо иметь прочный канал сердца, ибо отражение знаков Земли несёт опасные искры. Но для Земли всё должно совершиться на земном плане. В этом главная причина существования Белого Братства.

Потому по Земле надо дойти до Нас. Открыть Нас, как руду серебряную, лучшую под корою Земли, не на крыльях, но идя [по Земле], достигая Буддхи.

На белом верблюде шёл Христос с Морией через Памир; горы, реки, холмы Ал. полны серебра. Берегите сердце на тропе серебра».

В Библии прочтите Пророчества о Христе, как они ясны и как неправильно они истолкованы церковниками. Прочтите пророка Захарию, который жил за 500 лет до Христа. Глава III – замечательное место об очищении запятнанных одежд как о символе инициации. И именование Христа – ОТРАСЛЬ, глава 6, и в конце главы 11 беседа о тридцати серебренниках. Вспомните, когда Иуда, раскаявшись о содеянном предательстве, пришёл к фарисеям и бросил им их тридцать серебренников и как они, поскольку это была цена крови, не решились положить их в храм, но купили на них у горшечника землю, чтобы хоронить путников. Есть так же и другие места. Замечательные своим сходством с нашим Учением, но это в следующий раз, потому что сейчас не могу их найти. Я сержусь на бумагу, потому как она многое не позволяет [высказать], но вы поймёте это в духе. Завеса приоткрывается всё больше и больше, и как описать вам всё святое и великое, что сияет над нами. Поймите то, что я хочу сказать именно сейчас: можно иметь громадные знания во всех областях науки, знать и даже управлять ещё не известными силами природы, но самое важное знание – это знание сроков, и это знание даётся вам. И, неся это знание, мы должны с гораздо большим напряжением и терпением работать каждое мгновение, благодаря справедливость Благоволения, которое даёт нам это величайшее счастье.

Сегодня снова было радостно услышать, как простые люди и ламы ожидают скорого прихода Владыки Мира, Спасителя народов. Согласно их вере, Он не дух, но человек, который достиг всех совершенств. У людей есть уже его изображение в образе Владыки, окружённого воинами всех наций и религий. Он – Владыка – Воин, и скоро даже звери примут участие в битве.

 

Н.К.Рерих. Ригден-Джапо – Владыка Шамбалы (Великий всадник, Грядущее), 1927 г.

 

Ламы говорят, что много пророчеств уже исполнилось, и считают этот год очень важным, как начало новой эры. Учитель Юрия – астролог. Я думаю, если он будет не очень занят, мы возьмём несколько уроков. Будет трудно, потому что их терминология сложна и потому что их вычисления заменены знаками и символами. Я сужу по трудности их непонятных вековых записей. По их календарю мы вошли сейчас в шестнадцатый цикл; цикл равен шестидесяти годам, сам год называется Деревом Мыши. Следующий будет Деревом Быка. Юрий старался объяснить, но, кажется, он этого сам не понимает. Вместо цифр они берут пять элементов: дерево, металл, огонь, землю и воду в двух началах, мужском и женском, и комбинируют их с двенадцатью животными: быком, мышью, свиньёй, собакой, драконом, змеёй и т.д. Я ожидаю дальнейшего объяснения. Тибетские вековые записи берут начало в 1024 году, прибавьте шестьдесят циклов – вы получаете 1924-й. Мы радуемся, что сухие листья отпадают: работа только с новыми и с нашей молодёжью. И эти новые не будут иметь дипломов, не будут сверкать золотом и бриллиантами, но принесут свои души. Эти дни исполняются.

Комната, где жил Далай Лама, стала моей комнатой. Здесь находятся два алтаря – Будде и Христу, и Сергию, и здесь же висят священные изображения Тибетских святых. Я пошлю вам несколько фотографий.

Я обнимаю вас всех одним объятием. Мои любимые, берегите ваше здоровье.

 

30 января 1924 г.

Письмо Н.К. Рериха к сотрудникам (Нью-Йорк)

(машинопись, перевод с английского)

 

30 января, 1924 г.

 

Родные и любимые. Возвращаю вам страницы каталога, на обложке которого находится логотип нашего учреждения. На второй странице знаки Мастер Института и К.М. не нужны, потому что слишком много знаков на одной странице. «Адамант» в формате книги Селивановой. Будем придерживаться одного вида наших изданий. Текст каталога очень хороший, не сможете ли вы проработать таким образом все картины. Сейчас вы, очевидно, получили обе книги. Можно ли сделать два отзыва по ним и попросить Роджерса распространить их по синдикатам. Пришлите мне объявление об Атлантис. Я отправлю его в две-три здешние школы.

Только что мы получили тридцать экземпляров «Адаманта». Теперь книга хорошая, но я заметил несколько опечаток. Цена не меньше $1. Вы поступаете правильно, предлагая Тарухану приехать в апреле. Он будет очень нужен. Конечно, Завадские могут приехать намного позднее. Я опасаюсь за Завадского. Их четверо. А [он] меньше приспособлен к жизни, чем Гребенщиков. Они быстрее осмотрятся вокруг.

Мы получили больше заметок о Музее. Их содержание о его деятельности хорошее, в спокойном тоне. Так и должно быть.

Я посылаю вам вырезку о серебре. Если Латвия использует сейчас серебро, не мог бы Яруя теперь установить связь с правительством; если Англия признает Россию, деятельность «Мирового Служения» может очень сильно расцвести. Будет полезно написать директору банка Mэю, указав ему на Ярую.

Сижу перед картиной Гималаев, и мысли летят в Америку, Ригу, Париж, Литву. Везде возрастают важные дела. Как мы уже вам писали, мы полностью воздерживаемся от личных контактов, согласно срокам, данными нам, мы должны сидеть очень тихо.

Вы послали сообщение об открытии Музея проф. Сигристу? Сегодня были два землетрясения – дома скрипели и очень долго после бился внутренний пульс под землёй. Завтра мы будем на Буддийской службе в монастыре Гум.

 

Индия. Джарджилинг. Монастырь Гум

 

Столько много мыслей, столько много работы – только выполнить.

Мы шлём вам нашу силу и любовь. Р.

 

P.S.

Мотив орнамента для Атлантис можно взять от древней Мексики и Центральной Америки. Кто, кроме Круга, поможет развесить картины? Вы нашли финскую девушку? Если Шолле уехал в Чикаго, нельзя ли его спросить, получили ли они от Lanzelotti два эскиза, подаренные мною. Он организовывает там художественный факультет.

 

30 января 1924 г.

Письмо Е.И.Рерих к сотрудникам (Нью-Йорк)

(машинопись, перевод с английского)

 

Родные и любимые – 27 января мы получили Послание: «Те, что в Америке – молоды духи. Много масла сгорает в их лампадах. Для них текущий год важен; вы знаете ценность земной работы, но они лишь ждут Посланий (messages), не принимая в расчёт положенного срока, и забывают о концентрации тёмных сил в N[ew] Y[ork]'e. Лишь году дайте пройти – много лучше будет. Ничего нельзя выставить под ливнем, но после солнце особенно сияет». Мои любимые, примите это во внимание и постарайтесь стать ближе друг другу с мыслью о величайшем мире – о важности того, что создаётся. Если сейчас не учесть всех колебаний в работе, по крайней мере, их надо предвидеть и верить. Так, каждое большое задание требует особенно осторожного и терпеливого анализа, а всё торопливое, непродуманное и уязвимое – не достойно. Помните, как садовник заботится о редком цветке, как бережно он укрывает его от холода и от солнца. Проникнитесь глубже в понимание Великого Учения – Учения самой жизни. И как жизнь сложна и полна всех её кажущихся противоречий, потому что мы не видим всех причин обстоятельств и условий, окружающих нас. И поэтому требуется, прежде всего, гибкость понимания и находчивость в применении Учения. Вы владеете величайшими сокровищами – знанием сроков. Припоминайте, размышляйте, не теряйте ни одного из них. Было бы хорошо выписать их все на отдельный лист. У нас есть ещё несколько дат для вас, но я назову вам их позднее, после некоторых размышлений.

Ещё раз прошу вас принять Гребенщикова с открытым сердцем, как своего. Вы будете с ним работать, и ему в будущем строительстве отводится значительная часть. Он будет очень нужен Логвану.

Сейчас у нас радость. Только что получили ваши письма, большое спасибо, дорогие. Если бы вы только знали, как мы ждём ваших писем. Первыми пришли письма от 23, 22 и 26 декабря. Они путешествовали больше месяца. Все ваши вопросы о Музее так понятны и так невозможно ответить на некоторые из них. Давайте возьмём, к примеру, тон стен. Указать, не видя, невозможно, потому что оттенок – это ещё не всё. Он изменяется в зависимости от освещения стен. Если Музей начнётся с секретной комнаты, это неплохо. Она более сокровенная. Освещение лучше из центра, и поэтому висячие лампы в центре потолка не так плохо. Мы не любим специальные отражатели. Мы предвидим, что развешивание картин будет очень трудным. Это большая наука и поэтому не спешите с окончательным размещением. Попробуйте разные комбинации. Хорошо бы пригласить миссис White. Кстати, почему бы ей не принять участие в жюри? В отношениии Bel-Geddes у меня о нём очень решительное мнение: глупый и самодовольный. Поэтому требует для себя особое время и внимание. Игра не стоит свеч. Я бы не привлекала его слишком близко к школе. Всем своим существом я чувствую, что новые подойдут. Но нужно терпеливо ждать. Мы все страдаем от недостатка терпения и поэтому мы поставлены в такие условия, чтобы приобрести его.

Без терпения невозможен никакой прогресс; это в полной мере понято индусами, и они без всякого сомнения приняли это в своей жизни. Всех, кто страдает от нетерпения, было бы хорошо переместить в Индию на срок больше трёх месяцев – хорошая стажировка, хотя, я думаю, некоторые не выдержат в полной мере. Лекарство будет слишком сильным. Здесь исчисление времени потеряно. Что наш день – что День Брамы, никакой разницы. Все живут неосознанно или осознанно в вечности. Поэтому много избыточного времени. Жаль смотреть на эту прекрасную страну и на её милых обитателей, утонувших в летаргии, недостатке активности и проявления индивидуальности, как мёртвые люди в доме; и дети не знают, что делать, с чего начать.

Их касты с ужасными условностями. Очень мудрые в начале расы, но теряющие всё своё значение. Представьте, что человек, имевший несчастье родиться в касте ювелиров, должен продолжить труд своего отца, и может жениться только на дочери ювелира. Все другие профессии для него закрыты, и поэтому, принимая во внимание этот жестокий закон, мы, мечтавшие жить в мире, максимум, с двумя слугами, оказались окружёнными целой деревней. Повар не может мыть посуду. Поэтому у него есть помощник; дворецкий не может подметать пол и отапливать дом, поэтому для уборки полов и работ по сантехнике есть специальный чистильщик. Санитарные условия очень примитивные: ванна и другие удобства приносятся и уносятся. Растопка печки и доставка чистой воды отдаётся <…>; для постелей, чистки умывальных раковин, стирки, ухода за костюмами (они должны быть вывешаны на солнце каждые две недели) – нам пришлось нанять по одному человеку. Кроме этого у нас есть конюх для лошадей и специальный человек для прачечной. Но самое большое неудобство – это так называемый Сердар или домашний слуга, без которого, кажется, ничего не может быть сделано. Мы стараемся каждый день проникнуть в мистерию его деятельности, но безрезультатно. Для нас налицо только один вид его деятельности, его стояние у стола в очень колоритных одеяниях, весь в белом. И надо отдать ему должное, он выглядит очень красиво. Он ходит в город за покупками, но не может нести пакеты. Есть специальные кули, и не важно, насколько мал этот пакет, Сердар возвращается сопровождаемый кули. Если вы выразите пожелание, чтобы ваши полы и окна были вымыты, приглашаются жёны [слуг] виллы, и никто из слуг даже не помышляет прикоснуться к этому. Если ко всему добавить, что многие имеют большие семьи, и все эти существа толпятся вокруг нас, потому что комнат много, вы поймёте, что я не преувеличиваю, называя это деревней. Спасение только в том, что зарплата невысока. Самая большая зарплата – 50 рупий, которые получили повар и Сердар, остальные от 15 до 30 со своей едой, в чём я немного сомневаюсь. Но продукты здесь очень дешёвые и хорошие. Если бы вы только могли видеть всю эту нищету и углы, где они счастливы жить, у вас не хватило бы сердца выгнать их. Очень часто вы видите, как из этих углов появляются новые персоны, ещё не виденные, чьи-нибудь бабушки, тётки, и поэтому население нашей деревни не может быть определено статистически. Мы надеемся скоро послать вам фотографии дома, слуг и деревни.

Юрик просит дать возможность использовать его книги общим друзьям, но не давать их ученикам, потому что некоторые из них очень ценны для него. Мы вас очень просим начать рассылку книг и также послать один экземпляр на русском и «Адамант» проф. В.Перцову. Мои любимые, я обнимаю вас всех одним крепким объятием. Каждый из вас проходит перед моим взором и занимает уголок моего сердца, принадлежащий ему. Храните здоровье миссис Ш[афран]. Обнимите и крепко поцелуйте её от меня. Мы очень просим Поруму не утомляться.

(Подолжение следует)

 

Перевод с английского О.В.Исаевой и Т.Ю.Володажской

Примечание
Идентификация
  

или

Я войду, используя: